Российская Информационная Сеть English
 
Поиск  
 
  
 
 
Антиквариат
Мебель
Фарфор, керамика
Предметы быта
Оружие
Предметы искусства
Живопись
Иконопись
Скульптура
Народные промыслы
Камни и ювелирные изделия
Филателия
Филокартия
Сфрагистика
Филумения
Филолидия
Телефонокартия
Нумизматика и бонистика
Фалеристика, сигнуманистика
Геральдика
Библиофилия
Печатная графика
Филофония
Моделизм
Бирофилия и т.п.
Коллекционирование вин
Гумофилия или Филогамистика
Календофилия
Кампанофилия
Коллекционирование
Оригинальные коллекции
Энтомология
Автографы
Часы
Фотография
Известные музеи и галереи мира
Организации
Коллекционеры и клубы
Частные коллекции
Доска объявлений
Гостевая книга
 
Наши проекты
Глобальные новости
Известные коллекционеры
  

Коллекции / Геральдика / Гербы российских городов

Гербы российских городов

Статьи

Истоки геральдики
Рождение гербов
Герольды
Виды гербов
Гербы 33-х стран мира
Геральдические термины
Гербы российских городов
Формирование геральдики
Происхождение Российского Государственного герба
Развитие отечественной геральдики
Бестиарий
Вексиллология как раздел геральдики
Геральдические цвета
Основные мотивы геральдики
Основные правила геральдики
Коллекции

Авторские гербы
Дворянские гербы
 Частные коллекции раздела

[Последние объявления раздела]
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 


В гербовнике, составленном Щербатовым по заказу Военной коллегий, большинство гербов в качестве составной части содержат изображение `возникающего` (`возникающая` фигура соприкасается с одной из сторон щита, но видна лишь наполовину) российского двуглавого орла, символизирующего включение областей, по имени которых назывались полки, под власть российского правительства или покровительство Российской империи народам, составляющим полк (Иллирический, Сербский, Далмацкий). `Возникающего` двуглавого орла под тремя коронами видим также в оренбургском гербе.

Принципы, выработанные для городского герботворчества в XVIII в. и прежде всего в период массового создания городских гербов - последней четверти века, сохранялись и в XIX столетии.

К сожалению, из-за отсутствия архивных данных в полной мере трудно воспроизвести весь процесс изготовления гербов в Герольдмейстерской конторе, однако бесспорно, что тщательно разыскивались все изображения городских эмблем, когда-либо и кем-либо создававшиеся и рисовавшиеся. Эти рисунки практически всегда использовались при выборе герба для города. Думается, что подобный `историзм` в герботворчестве является заслугой Щербатова. Его преемники на посту главного лица, ответственного за городское герботворчество, почти всегда следовали этому правилу. Так появилась надпись `старый герб` около некоторых рисунков российских городских гербов в упоминаемом выше альбоме П.П. Винклера. Эти `старые` гербы наиболее интересны для историка, так как могут дать представление о времени возникновения первых гербовых эмблем, об их истоках, прототипах, аналогиях.


САМЫЕ СТАРЫЕ ГЕРБЫ

`Старых` гербов, выделенных в Герольдмейстерской конторе в период массового герботворчества, примерно сто. В группе `старых` гербов нет временного единства. Наиболее старыми можно назвать городские эмблемы, возникшие до XVIII в., т.е. до создания символики петровского времени. Впрочем, городскими их можно назвать только условно. Эти эмблемы ассоциировались в XVI - XVII вв. не с городами, а с землями, областями, чьи названия входили в царский титул. Самые ранние городские эмблемы, часть которых впоследствии оформились как городские гербы, имеются на печати Ивана IV. Она дала жизнь самым ранним эмблемам. Новгородская эмблема появилась за несколько лет до нее, а с конца XV в.- московская.

А.Б. Лакиер считал, что `рано образовалась` псковская печать с изображением барса. Н.П. Лихачев показал, что псковские печати данного вида относятся к XVI в. Если это явление XVI в., то не следует ли его приблизить к моменту создания государственной печати и считать, что на псковскую печать барс (в XVII в. он называется в источниках рысью) попал оттуда, а не наоборот? Такова же ситуация с казанской эмблемой. Известно, что в употреблении у казанских воевод печать с изображением коронованного дракона отмечена в 1596, 1637, 1693 гг. Еще Лакиер писал, что она была получена Казанью от русского правительства.

Таким образом, начальным моментом возникновения эмблемы, утвердившейся в качестве казанской, также можно считать появление ее на государственной печати Ивана IV. Возникновение эмблем совпало с созданием большой государственной печати 70-х гг. XVI в.- эта мысль неоднократно подчеркивалась исследователями. Однако в литературе существуют тенденция к удревнению корней некоторых изображений, стремление вывести происхождение эмблем из местных традиций. Сразу оговорюсь, что данную версию происхождения отдельных эмблем на печати Ивана IV отрицать не буду.

Например, казанский дракон, несомненно, связан с татарской легендой об основании Казани, вошедшей в русское сочинение `Казанский летописец`. В татарской легенде, рассказывающей об основании Казани, упоминается чудовище - змей, изгнанный по приказу царя Саина болгарского, говорится о сожжении бывшего змеиного жилища: `Яко же преже сего на том месте вогнездися змий лют и токовище их, и воцарися во граде скверный царь...`. Если учесть, что в русских литературных памятниках, а также в изобразительном искусстве с давних пор враг принимал образ чудовищного змея (аспида, василиска - в буквальном переводе `дракон`, `царек`), то в данном конкретном случае выбор подобной эмблемы для Казани не кажется случайным, а, напротив, объясним. Страшный змей, дракон с короной на голове (корона - символ царства, царя) - выразительный символ Казани, возникший на основе фольклорных или письменных данных. Эти данные были известны создателям казанской эмблемы-печати.

 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
   Copyright © RIN 2003-.
   * Обратная связь