Российская Информационная Сеть English
 
Поиск  
 
  
 
 
Антиквариат
Мебель
Фарфор, керамика
Предметы быта
Оружие
Предметы искусства
Живопись
Иконопись
Скульптура
Народные промыслы
Камни и ювелирные изделия
Филателия
Филокартия
Сфрагистика
Филумения
Филолидия
Телефонокартия
Нумизматика и бонистика
Фалеристика, сигнуманистика
Геральдика
Библиофилия
Печатная графика
Филофония
Моделизм
Бирофилия и т.п.
Коллекционирование вин
Гумофилия или Филогамистика
Календофилия
Кампанофилия
Коллекционирование
Оригинальные коллекции
Энтомология
Автографы
Часы
Фотография
Известные музеи и галереи мира
Организации
Коллекционеры и клубы
Частные коллекции
Доска объявлений
Гостевая книга
 
Наши проекты
Глобальные новости
Известные коллекционеры
  

Коллекции / Филофония / История грамзаписи

История грамзаписи

Статьи

Вместо вступления
Этикетки "Мелодии"
История грамзаписи
Как стать коллекционером звукозаписей
Полезная информация о носителях
Типы звуконосителей
Меморабилия
Коллекции

Старые отечественные пластинки из коллекции Алексея Кочанова
Пластинки-картины
Старые аппараты из коллекции Алексея Кочанова
 Частные коллекции раздела

[Последние объявления раздела]
 1  2  3 

История грамзаписи

В XVI веке делались первые попытки звукозаписи с помощью механических инструментов - от примитивных музыкальных табакерок и шкатулок, часов-будильников до сложных стационарных напольных часов, полифонов, оркестрионов, башенных курантов и "озвученных" карет. В это же время музыкальные игрушки и аппараты появляются, в России. Но особо широкое распространение музыкальные ящики получили в XIX, начале XX века.

Выдающийся американский изобретатель и предприниматель Томас Алва Эдисон (1847-1931г.г.)сконструировал прибор для механической записи и воспроизведения звука (фонограф) в 1877 году. Однако, приоритет изобретения принадлежит французскому ученому, блестящему музыканту и поэту Ш. Кро.

Запись звука производилась на восковой валик тонкой металлической иглой. Конечно, такая запись не могла быть долговечной и качественной. Конструкций фонографов было разработано в эти годы большое количество. Они имели огромный успех.

Фонографами, правда, усовершенствованными, наши прадеды пользовались вплоть до тридцатых годов.

В 1888 году немец Э. Берлинер изобрел граммофон - чудо века, и началась эпоха массовой культуры. Первая в мире граммофонная пластинка была изготовлена из целлулоида и хранится сейчас в Национальном музее США в Вашингтоне. В 1897 году ей на смену пришел диск из шеллака, шпата и сажи. Он был очень дорог - ведь шеллак - органическое вещество, вырабатываемое лаковым червецом. Чтобы сделать одну пластинку, нужно было воспользоваться трудом четырех тысяч этих существ. До 1948 года мы закупали это сырье за границей на золото и валюту.

В 1907 году служащий французской фирмы "Патэ" - Гильон Кеммлер предложил усовершенствование граммофона. Его идея заключалась в том, чтобы поместить рупор внутрь корпуса граммофона. Сконструированный таким образом граммофон получался малогабаритным и переносным, а в обиходе стал называться патефоном.

Патефоны в СССР выпускались многими заводами. Среди них - ордена Ленина завод "Молот" в Вятских Полянах, Коломенский патефонный завод, Ленинградский завод "Грампласттреста". Завод "Северный пресс" в Ленинграде в послевоенное время производил и портативные патефоны (с встроенным под крышкой рупором).

Сведения о датировке грампластинок на 78 об/мин, выпускавшихся в СССР с 1933 по 1969 годы.

"Грампласттрест"*, пришедший на смену "Музтресту", начал производство пластинок в конце 1933 года. (Первая из них записана 21 декабря). Нумерация была начата заново. Каждая сторона пластинки имела свой номер, соответствующий матричному. Как можно увидеть по таблице, количество записей "Грампласттреста" с каждым годом возрастало и в довоенное время в 1939 году достигло максимума, который был перекрыт лишь в 1951 году. Осенью 1941-го производство было временно остановлено и возобновилось на Апрелевском заводе в октябре 1942 года. Поскольку в момент возобновления работы регистрационные книги (в связи с эвакуацией) не были доступны для пользования, и продолжать сквозную нумерацию было невозможно, возникла временная нумерация, действовавшая более полугода. Пластинки конца 1942-го - первой половины 1943 года имели трехзначные номера от №101. В 1943 году, когда регистрационные книги были возвращены в студию "Грампласттреста" (она находилась на улице Качалова в Москве), было принято решение продолжить общую нумерацию. Поэтому к последнему номеру 1941 года - 11056 прибавили 503 номера от 1942 - 1943 годов и продолжили запись от следующего номера после суммы 11056 + 503. Пластинки 1942 - 1943 гг. с трехзначными номерами можно отличить от таких же трехзначных номеров 1934 - 1935 годов по почерку гравировщика-нумеровщика матриц; кроме того, рядом с матричными номерами в 1934-35 г.г. на массе пластинки проставлялась аббревиатура "НКТП" - знак подчинённости грампластиночного производства того периода. В 1942-43 г.г. на первой сотне записей на этикетке и на массе пластинки проставлялся разрешительный номер "Главреперткома" - ГРК/42, ГРК/43. Однако, примерно после № 200 и до возвращения в 1943 году к предыдущей нумерации он не указывался. Затем разрешительный номер ГРК вновь появился на этикетках и на массе дисков, но во второй половине 1944 года (около № 11900) от него снова отказались. Датировать им пластинки можно весьма условно, так как в этом шифре обозначен год разрешения на запись, а не время самой записи. В дальнейшем номер ГРК с указанием года разрешения проставлялся на этикетках пластинок завода "Металлопластмасс" (г. Москва), Рижского завода (вплоть до 1950 года).

 1  2  3 
   Copyright © RIN 2003-.
   * Обратная связь